Т@тьян@.ru

Четверг, 22.08.2019, 21:35

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | А.С.Грибоедов | Регистрация | Вход


Александр Сергеевич ГРИБОЕДОВ



Грибоедов в воспоминаниях современников

А.С.Пушкин

ИЗ «ПУТЕШЕСТВИЯ В АРЗРУМ ВО ВРЕМЯ ПОХОДА 1829 ГОДА»

...Я познакомился с Грибоедовым в 1817 году. Его меланхолический характер, его оз­лобленный ум, его добродушие, самые сла­бости и пороки, неизбежные спутники чело­вечества, — все в нем было необыкновенно привлекательно. Рожденный с честолюбием, равным его дарованиям, долго был он опутан сетями мелочных нужд и неизвестности. Способности человека государственного ос­тавались без употребления; талант поэта был не признан; даже его холодная и бле­стящая храбрость оставалась некоторое вре­мя в подозрении. Несколько друзей знали ему цену и видели улыбку недоверчивости, эту глупую, несносную улыбку, когда случа­лось им говорить о нем, как о человеке не­обыкновенном. Люди верят только славе и не понимают, что между ими может находиться какой-нибудь Наполеон, не предводительст­вовавший ни одной егерскою ротою, или другой Декарт, не напечатавший ни одной строчки в "Московском телеграфе". Впро­чем, уважение наше к славе происходит, может быть, от самолюбия: в состав славы входит и наш голос.

Жизнь Грибоедова была затемнена неко­торыми облаками: следствие пылких стра­стей и могучих обстоятельств. Он почувство­вал необходимость расчесться единожды навсегда с своею молодостию и круто пово­ротить свою жизнь. Он простился с Петер­бургом и с праздной рассеянностию, уехал в Грузию, где пробыл осемь лет в уединенных, неусыпных занятиях. Возвращение его в Мо­скву в 1824 году было переворотом в его судьбе и началом беспрерывных успехов. Его рукописная комедия «Горе от ума» произвела неописанное действие и вдруг поставила его наряду с первыми нашими поэтами. Несколь­ко времени потом совершенное знание того края, где начиналась война, открыло ему но­вое поприще; он назначен был посланникам. Приехав в Грузию, женился он на той, кото­рую любил... Не знаю ничего завиднее пос­ледних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, не­ровного боя, не имела для Грибоедова ниче­го ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна.

Как жаль, что Грибоедов не оставил сво­их записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны... (Приложение к ЛШ, 2001, №6)


А.А.Бестужев

ЗНАКОМСТВО МОЁ А.С.ГРИБОЕДОВЫМ


<…> Вскоре после ужасного наводнения в Петербурге Ф.В.Булгарин, у которого сидел я, дал мне прочесть несколько отрывков из грибоедовской комедии «Горе от ума». <...>

Я проглотил эти отрывки; я трижды пере­читал их. Вольность русского разговорного языка, пронзительное остроумие, оригиналь­ность характеров и это благородное негодо­вание ко всему низкому, эта гордая смелость в лице Чацкого проникла в меня до глубины души. «Нет, — сказал я самому себе, — тот, кто написал эти строки, не может и не мог быть иначе, как самое благородное сущест­во». Взял шляпу и поскакал к Грибоедову.

— Дома ли?

— У себя-с.

Вхожу в кабинет его. Он был одет не по-домашнему, кажется, куда-то собирался.

— Александр Сергеевич, я приехал про­сить вашего знакомства. Я бы давно это сде­лал, если б не был предубежден против вас... Все наветы, однако ж, упали пред немногими стихами вашей комедии. Сердце, которое ди­ктовало их, не могло быть тускло и холодно.

Я подал руку, и он, дружески сжимая ее, сказал:

— Очень рад вам, очень рад! Так должны знакомиться люди, которые поняли друг дру­га. В ответ на искренность вашу заплачу то­же признанием... не все мои друзья были ва­шими; притом и холодность ваша при первой встрече, какая-то осторожность в речах отби­ли у меня охоту быть с вами накоротке. Пос­ле меня разуверили в этом, и теперь объяс­нилось остальное. Очень рад, что я ошибся.

После нескольких слов о потопе, который проник и в его квартиру, я встал.

— Вы собирались куда-то ехать, Алек­сандр Сергеевич, не задерживаю вас.

— Признаться, хотел было ехать на обед; но, пожалуйста, останьтесь и будьте уверены, что для меня приятнее потолковать о словес­ности, чем скучать за столом. Вы, верно, уже обедали (было около пяти часов), а мне не­редко случается позабывать за книгою обед и ужин.

— К несчастию, я не книга, Александр Сергеевич, — сказал я, шутя.

— И слава Богу! Человек-книга никуда не годится.

Не желая, однако ж, воспользоваться его снисходительностью, я раскланялся и просил его "Горе от ума» для прочтения.

— Она у меня ходит по рукам; но лучше всего приезжайте завтра ко мне на новоселье обедать к П.Н.Ч.!<...>

Я дал слово, и мы расстались.

Разумеется, я не замедлил на другой день явиться по приглашению. Обед был без чинов и весьма весел. С полдюжины любителей, человека четыре литераторов составляли общество. Часов в шесть началось чтение. Грибоедов был отличный чтец. Без фарсов, без подделок он умел дать разнообразие каждому лицу и оттенять каждое счастливое выражение.

Я был в восхищении. Некоторые из любителей кричали «прелесть, неподражаемо!». <…>

Чтение кончилось, и все обступили автора с поздравлениями и комплиментами, которые принимал он очень сухо. Видно было, что он взялся читать не для жатвы похвал, а только чтоб отделаться от неотступных просьб любопытных, Я только сжал ему руку, и он отвечал мне тем же. С этих пор мы были уже нечужды друг другу и тем чаще я мог быть с ним.

Обладая всеми светскими выгодами, Грибоедов не любил света, не любил пустых визитов или чинных обедов, ни блестящих праздников так называемого лучшего общества. Узы ничтожных приличий были ему несносны потому даже, что они узы. Он не мог и не хотел скрывать насмешки над подслащенною и самодовольною глупостью, ни пре­зрения к низкой искательности, ни негодова­ния при виде счастливого порока. Кровь сердца всегда играла у него на лице. Никто не похвалится его лестью; никто не дерзнет сказать, будто слышал от него неправду. Он мог сам обманываться, но обманывать — никогда. Твердость, с которою он отличал по­рочные привычки, несмотря на знатность особы, показалась бы иным катоновскою су­ровостью, даже дерзостью; но так как видно было при этом, что он хотел только извинить, а не уколоть, то нравоучение его, если не производило исправления, по крайней мере, не возбуждало и гнева... (Приложение к ЛШ, 2001, №6)


П.А.Каратыгин*. Моё знакомство с Александром Сергеевичем Грибоедовым



*Каратыгин Пётр Андреевич (1805-1879) - актёр и популярный в своё время водевилист, представитель известной театральной фамилии. Его отец, А.В.Каратыгин, актёр и режиссёр, вёл "Журнал театральный" - подневную роспись репертуара Петербургского театра первой трети 19 в.


Фотоальбомы


Журнал "Литература в школе"


Материалы к уроку


  • Тест по творчеству А.С.Грибоедова. 9 класс. 2 варианта.


Полезные ссылки





Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск